По страницам оккупационной прессы Бердянска 1941-1943

You are currently viewing По страницам оккупационной прессы Бердянска 1941-1943

Осенью 1943 года Бердянск был освобождён от немецких захватчиков. Фашистская оккупация, начавшаяся 7 октября 1941 года, продлилась около двух лет. За этот срок было убито более 6000 и примерно 20000 горожан вывезено в Германию. На тринадцатый день своего пребывания в городе гитлеровцы осуществили массовый расстрел 981 человека (в том числе 316 детей), 832 из которых были евреями. Это произошло 19 октября в Мерликовой балке – возле нынешней базы отдыха “Маяк” в микрорайоне АКЗ.

Если эта кровавая страница истории Бердянска известна каждому, то многое из того, чем ещё жил наш город в тот трагический период, остаётся неизвестным. Для того, чтобы приоткрыть этот занавес, обратимся к любопытному первоисточнику – архиву газеты “Світанок” (“Morgendammerung”), выходившей в Бердянске с 23 мая 1942 по 31 августа 1943 г.г. на украинском языке. Антисемитизм, антибольшевизм и пропаганда всего немецкого – таковыми были основные темы публикаций этого издания, типичная передовица которого выглядела вот так.

Начиная с самых первых номеров большое внимание уделялось пиару Адольфа Гитлера, который “об’єднав навколо себе свій народ і звільнив його від жидівсько-капіталістичної експлуатації”,

и в честь 54-летия которого были проведены общегородские сборы.

Также активно продвигалась его идеология

и публиковались общие сведения о Немецком государстве.

Газетчики из “Світанка” всячески убеждали бердянцев в преимуществах жизни и работы в Германии.

В одном из номеров этого издания сообщалось об объявленной Рейхскомиссариатом обязательной двухлетней трудовой повинности, которая якобы должна была служить “господарській відбудові України”, но в действительности осуществлялась преимущественно на территории Германии. За уклонение от неё опубликованное воззвание грозило строгим наказанием.

Отчёты о таких мерах, принимаемых гебитскомиссаром (первым должностным лицом областного округа) Бердянска именем Немецкого народа, и связанных с лишением свободы, также находили своё место на страницах “Світанка”.

Однако, местные молодые люди всё-равно старались всячески уберечься от принудительных поездок на работу в Германию, для чего порой прибегали даже к членовредительству и фиктивным хирургическим операциям, за которые расплачивались даже продуктами питания. Чтобы пресечь такие попытки уклонения, Гебитскомиссариат обязывал бердянцев проходить медобследования с участием военного врача.

Помимо этого, осуществлялся и добровольный набор молодых людей украинской и немецкой национальностей во вспомогательную караульную команду, членам которой были обещаны питание и табак наравне с немецкими солдатами, а также денежное содержание.

Местной ортскомендатурой (нацистским органом военного управления) в городе был введён комендантский час. В отдельные периоды оккупации передвижение по улицам разрешалось исключительно с полчетвёртого утра до восьми или десяти вечера.

В Бердянске проводилась и активная антибольшевистская агитация: доносы на сторонников красного движения поощрялись премиями, а связи с ними были чреваты расстрелами.

Периодически город посещали высокопоставленные гитлеровские чиновники, как например, Днепропетровский Генеральный Комиссар, который во время своего инспекционного визита вручил от имени Фюрера медали девяти жителям, включая бургомистра Бердянска Л. Тяжолова и шефа Бердянского района К. Шостака.

На территории Бердянска действовали шесть торгово-промышленных кооперативов, которые занимались изготовлением глиняной посуды, металлообработкой, реставрацией мебели, пошивом одежды, извозом, а также производством газированной воды, которая реализовывалась в десяти хлебных киосках.

В городе функционировал и даже наращивал производство маслозавод, который имел производственные единицы не только в городе, но и в сёлах Бердянской области (именно так называлось административно-территориальное образование с центром в нашем городе, которое входило в состав Днепропетровской генеральной округи).

Развитие ремесленничества и открытие кустарных мастерских в оккупированном Бердянске строго контролировались и были возможны только при наличии соответствующего патента.

Не менее жёстко нацистскими властями осуществлялся контроль за торговлей овощами и фруктами. Их можно было сбыть только специализированному кооперативу либо лицам, имеющим патент, в противном случае как производители, так и перекупщики рисковали попасть под наказание и конфискацию товара.

Однако, судя по отдельным публикациям, бердянских спекулянтов это не останавливало. Поэтому по распоряжению штабс-фельдфебеля жандармерии им периодически выписывались штрафы, в том числе и за “злостное повышение цен”. Так, в номер от 5 августа 1942 года читателям сообщалось о применении городским приставом В. И. Саворовским подобных санкций по отношению к двум жителям: Григорию Абрамову с улицы Приморской и Ефросинье Ильюшиной с улицы Подгорной.

Браконьерство гитлеровскими властями также было объявлено вне закона. Ловля рыбы была разрешена только с берега на удочку и исключительно для личного употребления.

Жёстко регулировался даже забой домашнего скота. Жители Бердянщины были обязаны получать разрешение главы штуцпункта (военного подразделения, которое могло вести самостоятельный бой в окружении и имело запас продуктов на срок до полугода) либо окружного сельскохозяйственного руководителя, в противном случае они рисковали лишиться своей животины и быть наказанными тюрьмой, каторгой и даже смертью.

Согласно данным газеты “Світанок”, всего на 18 марта 1943 года Бердянский район был разделён на шесть штуцпунктов, которые в свою очередь делились по номерам на 55 общественных хозяйств (бывшими до войны колхозами).

Строительный отдел Городской Управы формировал списки желающих получить землю для ведения подсобного хозяйства.

И, по-видимому, такая земля жителям выделялась. Как пример, германскими властями для вышеуказанных целей было нарезано 7600 участков, что почти в 3,5 раза больше, чем при “совєтській владі”.

При Городской Управе по адресу: пр. Азовский, 18 действовал Зеленхоз, который предлагал бердянцам для весенней посадки саженцы различных пород деревьев, рассаду цветов и овощей. За деньги.

Доступ на бердянские пляжи, как и в мирное время, был бесплатным. При немецких властях на них были предусмотрены мужские и женские отделения…

В городе продолжали функционировать все довоенные медицинские учреждения и даже появлялись новые, как например, на территории нынешнего посёлка Шовкове. Авторами “Світанка” подчёркивалась квалифицированность их персонала и особо выделялся доктор А. Е. Егоров.
Кроме того, в сёлах района началось строительство бань.

Судя по регулярным публикациям, в Бердянске активно велась пропаганда антисемитизма. Так, в одной из статей приводится статистика членов Коммунистической партии и правительственных учреждений Украины по национальным признакам,

а в другой за свою принадлежность к еврейскому народу нападкам подвёргся заместитель председателя совета народных комиссаров Лазарь Каганович.

Ещё в одном материале, посвящённом описанию спектакля “Наймичка”, поставленном Бердянским театром драмы и комедии, в подчёркнуто негативном свете фигурирует “жид”.

Список можно продолжать…

Кроме вышеупомянутого театра, в Бердянске работала библиотека, возобновившая свою работу 17 февраля 1943 года, которую ежедневно посещало более ста читателей, хотя её услуги были платными.

Помимо этого, в городе регулярно работали кинотеатры “Промiнь” и “Бердянськ”, в которых демонстрировались преимущественно немецкие фильмы, а в городском саду под аккомпанемент духового оркестра проходили гуляния.

5 июля 1942 года после реставрации вновь был открыт Краеведческий музей, тематика экспонатов которого была изменена с “соціалістичного будівництва” на историю Приазовья.

В номере от седьмого августа 1942 года в публикации о заседании краеведческого общества можно узнать, что макортами назывались форты в с. Новопетровка, отсюда и название для одного из современных дачных районов Бердянска.

Не смотря на условия оккупации и разгар войны, бердянцы находили возможность для проведения и таких мероприятий, как общегородские сборы, посвящённые памяти Тараса Шевченко.

Особый интерес представляют публикации частного характера, с помощью которых читатели пытались отыскать, кто пропавшего мужа, а кто и забытые очки. 

Ну и для контраста, немного политической сатиры, которой также находилось место на страницах “Світанка”.

Напоследок добавлю, что в разное время редакция газеты находилась по двум адресам: ул. Полицейская, 1 и ул. Гоголя, 16 (позже переименованная в Ульяновых, нынешняя Университетская). Редактором в ней значился некто В. Балах, в довоенные годы работавший журналистом в местной газете “Більшовицька зірка”, которая на время войны прекращала своё издание, с 1952 года называлась “За комунізм”, с 1962 – “Приморський степ”, а со второго апреля 1965 года носит название “Південна Зоря”. Сведения о послеоккупационной судьбе В. Балаха в послевоенное время, найти не удалось…

Данные материалы опубликованы с информативной целью и пропагандой нацистской либо иной идеологии не являются.