Рассекреченные материалы бердянских моряков-изменников Родины времён Второй мировой

You are currently viewing Рассекреченные материалы бердянских моряков-изменников Родины времён Второй мировой

Ноябрь 1941-го года. Бердянск, носивший в то время название Осипенко, уже месяц находится в гитлеровской оккупации. Азовская Военная Флотилия отступила к берегу Краснодарского края. Рулевой парохода «Красный моряк» Степан Петровский и кочегар парохода «Кальмус» Антон Русович из Осипенко, и моряк Наум Глыбин из Николаевской области вступают в сговор. Троица решает тайно вернуться в захваченный город и перейти на сторону врага.   

После этого Русович предложил своему земляку, помощнику капитана корабля «Норд-Вест» Василию Головачёву присоединиться к ним, но тот отказался, при этом органам Советской власти об этом не сообщил.

Судя по дальнейшим событиям, коллаборанты поделились своим планом, как минимум, ещё с одним из своих коллег, который оказался сознательней, чем Головачёв. 12 декабря всю группу арестовывают и уже через шесть дней в станице Приморско-Ахтарская состоялось заседание Военного Трибунала Азовской Военной Флотилии Черноморского Флота. Русовича, Петровского и Глыбина приговаривают к расстрелу, а Головачёва – к десяти годам исправительно-трудовых лагерей с поражением в правах по отбытию наказания (лишение избирательных прав; права занимать должности и носить почётные звания, права на пенсию).

Когда в сентябре 1943 года немецкие войска покинули Осипенко, советские чекисты начали в нём зачистку. В июле черёд дошёл и до гражданской жены Стефана Петровского (именно так его имя указывается во всех документах послеоккупационного периода) – областное управление КГБ принимает решение выслать её как члена семьи изменника родины в «отдалённые районы Севера» на пять лет.

В феврале 1945-го Особое совещание при НКВД СССР уменьшило этот срок до трёх лет и отправило вдову с двумя малолетними детьми в Казахстан с конфискацией имущества.

Однако при осмотре её квартиры по улице Горбенко, 6, который почему-то проводился аж через три месяца – 10 мая 1945 года – такового не оказалось. В далёкой Джамбульской области следы осуждённой и её детей потерялись навсегда.

Эта история не о карательных органах, а о жёсткой и неминуемой расплате за предательство. Наказание за переход (пусть даже и на стадии намерения) на сторону врага должно быть строгим и неотвратимым. Ведь иным способом войны с захватчиками не выигрываются.

***

Статья подготовлена по рассекреченным материалам Государственного архива Запорожской области. Полностью с делом можно ознакомиться по этой ссылке.